Тарифные протесты на Харьковщине: акт безнадеги или начало большого пути

Тарифные протесты на Харьковщине: акт безнадеги или начало большого пути
Памятка для плохо учивших в школе географию. 280 месторождений

В пятницу, 15 января, население нашего региона присоединилось к очередным всеукраинским акциям протеста против поднятия тарифов на газ и электроэнергию в Первомайском, Краснограде, Шевченковом и поселках Харьковского района, таких как Песочин и Высокий. За пару недель тему подняли в топ, благодаря чему в процесс начали реально втягиваться массы, не особо разбираясь, кто его качает. Вдобавок к тому, в раскрутку вступили местные советы, начав пачками закидывать первых лиц страны обращениями. Пока один катался в Буковеле, а его соратники грелись на солнце в Дубае, протесты набирали силу. И их продвижение в СМИ становилось всё заметнее.

Так, еще на прошлой неделе в некоторых других областях органы местного самоуправления начали брать на свой баланс газораспределительные сети, отменять плату за доставку голубого топлива и создавать соответствующие КП. Как известно, такое решение приняла мэрия в Мукачево, аналогичные инициативы подали депутаты в поселке Белики на Полтавщине и Недригайловской ОТГ в Сумской области.

Допустим, создадут коммунальные газовые компании вместо частных акционерных обществ. Что изменится? «Нафтогаз» задерет цены — не мытьем, так катаньем. Тут местные рады могут сделать не очень много. Если так, то повестка выступлений, по логике вещей, должна выглядеть cледующим образом: «все недра принадлежат народу, а не «Нафтогазу» и олигархату».

Кабмин принял решение зафиксировать цену на газ на уровне в 6,99 грн. за куб до конца отопительного сезона либо до конца карантина.
Это нижний уровень цен, который был установлен поставщиками на январь
Vox populi

На первый взгляд, довольно заметная часть выходящих на улицы и следящих за событиями уже пришла к таким выводам. Как, например, говорила вчера корреспондентке одной из местных газет женщина лет 60-ти на вид на акции в Краснограде:

«Шанси… можна сказать, надії мало, тому що нас ніхто не чує. Ні Верховна Рада, ні президент. Ми ходимо в масках — наш президент без маски. Нас тільки, як-то, пригинають до землі і, мабуть, уже пригнули настільки, що людям всім просто рветься терпець, тому що платіжки приходять за газ, транспортировка — непонятно, кому ми її платим. За шо ми її платим? Я газ проводила за свої гроші, труби купляла за свої гроші, яка транспортировка? За шо ми платим?»

«Платіжки приходять за газ і за транспортування – незрозуміло, кому і за що ми платимо. Я газ проводила за свій рахунок, труби прокладала  за свій рахунок. Яке транспортування? Ми хочемо домогтися того, щоб надра належали народу України, — вторит ей другая участница митинга в этом райцентре. — Ми сидимо на газі – Кегичівка, Карлівка. У нас газу валом, ми маємо платити за нього копійки. А ми платимо більше, ніж платять у Харкові та Києві. Чому так?»

Только цимес в том, что народная собственность на недра не имеет ничего общего с их национализацией, как обычно считается у нас. Да, практически двойное поднятие тарифов выгодно контролирующей большинство облгазов финансово-промышленной группе Фирташа, политсила которого в ряде случаев по совместительству организовывает эти протесты (Люботин, к примеру, или Изюм). Но ведь «Нафтогаз» и «Укргазвидобування» все-таки являются государственными компаниями. Т.е. в картине мира более решительного крыла протестующих богатства страны должны быть в руках не кого-то жирующего наверху, а опять же кого-то жирующего наверху?

Какая-то, прямо скажем, не очень воодушевляющая перспектива. А готов ли недовольный народ кардинально порвать с существующим порядком и совершить качественный скачок, чтобы по-настоящему владеть и распоряжаться всеми ресурсами, не перепоручая этого никому? Судя по числу участвующих в кампании против Коксохима, который можно было давно закрыть, просто перекрыв всем районом подъездные пути на недельку-другую, пока вряд ли…

Напомним, ранее «Ассамблея» делала интервью о том, как организовать не боящийся карантина кооператив, еще и совмещать это с социальным активизмом.

Также сообщали, что подавляющее большинство опрошенных в Харькове не верят в успех борьбы с нашим коксовым «другом».