Откуда есть пошел наш ресурс, или Что такое общинная журналистика

Откуда есть пошел наш ресурс, или Что такое общинная журналистика
Рикардо Флорес Магон — выдающийся анархист, деятель Мексиканской революции 1910-1917 гг.
(фото: Demián Revart)

«В то время, как нанятые медиа — спикеры тех, кто проституирует каждое слово, которое они распространяют и обманывают людей в деревне и городе, так что те не просыпаются от спячки — криминализируют тех, кто думает и защищает то, что принадлежит им, делая их правонарушителями, хулиганами и неудачниками, тогда как те, кто извлекают выгоду из невежества и отчуждения, имеют высокий социальный статус. Те, кто гнетет, репрессирует, эксплуатирует и разоряет, всегда делаются хорошими ребятами, заслуживающими, чтобы их уважали и позволяли править так, чтобы они могли себя обслуживать. В то время, как все это происходит, общины создали свои собственные СМИ, разными путями создавая идеи так, что совесть не может быть омрачена навязываемой капиталистами ложью. И вместо этого используют их для укрепления организации снизу, где рождается каждое правдивое слово».

Так говорилось в декларации съезда народов Мексики по итогам консультаций, прошедших в течение октября-декабря 2016 г. среди как минимум 43-х их в 25-ти штатах страны. Дабы «демонтировать снизу власть, навязываемую нам теми, кто сверху, что не дает нам ничего кроме панорамы смерти, насилия, разорения и уничтожения».

Фото: Demián Revart

В числе известных народных коммуникаторов — Самир Флорес Соберанес из штата Морелос. Основатель «Radio Amiltzinko», противостоявший разрушительным планам строительства термоэлектростанции, он был убит неизвестными у своего дома утром 20 февраля 2019 г. Крупнейшим же из таких медиа является электронный журнал «Desiformémonos» — исп. «Продезинформируемся» — появившийся еще в 2010-м и имеющий более 2,2 млн. подписчиков только на странице в Facebook. Его главная редакторка Глория Муньос Рамирес — единственная журналистка, прожившая на сапатистских мятежных территориях первые 7 лет после индейского восстания. О себе издание рассказывает следующее:

«Год назад мы сказали, что рождаемся в момент, когда в нас никто не нуждается, и сегодня продолжаем думать так же. Пространство информации о происходящем сегодня в деревнях, городских кварталах, учебных центрах, заводских цехах и индейских общинах. Пространство улиц и полей, с голосами мужчин, женщин и детей, невидимых для крупных официальных СМИ, составляющих классы обездоленных, тех, чьи жизни, по словам уругвайского писателя Эдуардо Галеано, «стоят меньше, чем убивающая их пуля».

Фото: Congreso Nacional Indígena

«Desinformémonos» рождается и растет как проект автономной, свободной и независимой информации, осуществляемый нашей командой вместе с представителями социальных движений и товарищами, которые как и мы, стремятся к созданию пространства общения и обмена опытом. В «Desinformémonos» мы не стремимся к нейтральной или ложно «объективной» журналистике.  Мы воспринимаем этот проект как пространство снизу и слева, вне зависимости от какой бы то ни было власти и власть имущих. «Desinformémonos» — средство для строительства надежды, но не для ложного оптимизма.

Мы старались знакомиться и устанавливать контакты с автономными пространствами и движениями, используя для этого журналистику. Мы — не движение, мы его инструмент, мы стараемся двигаться не над, а за движением, но всегда внутри него. Наша цель и мечта — сопровождать и быть сопровождаемыми, бороться с навязанным нам обществом и строить сообщество».

Фото: Congreso Nacional Indígena

Сложно переоценить роль низовых медиа и на опустошенной десятилетиями гражданской войны периферии Колумбии, где единственной формой территориального контроля в лесной глуши часто являются крестьянские объединения и внепартийные органы традиционной власти. Среди них, например, Центр коммуникации и народного образования «Enraizando» — исп. «Укоренение»:

«Пространство самоуправляемого труда, стремящееся строить социальные процессы, используя горизонтальную и ассамблеарную силу тех, кто снизу. Наша цель — работать над укреплением организационных процессов в сообществах, начиная от общения и либертарного, народного, общинного образования.

Коллектив работает над производством аудиовизуальных средств массовой информации, прессы, аналитических статей, радио- и фотожурналистики, как инструментов, функционирующих для усиления коллективной рефлексии сообществ и создания связей между общественными организациями».

Фото: Global Voices

На этой же стороне планеты общинные СМИ, в частности, дают голос селениям в отдаленных уголках Филиппин, оказавшимся под угрозой принудительного перемещения из-за разработки полезных ископаемых и других масштабных проектов.

«Раньше на Филиппинах были автономные радиостанции. Но в начале 90-х ныне покойный Луи Табинг организовал сеть общинных радиостанций «Tambuli». Международное сообщество в сфере радиовещания признало его азиатским новатором».

Об этих проблемах вещали в эфирах, а местным жителям давали возможность выдвинуть свои требования к правительству. Главной целью было позволить народу «говорить громче».

«Если несправедливость — это закон, народ создает свободные СМИ»
(фото: Centro de Medios Libres)

Какое же отношение всё это имеет к нам в Украине?

А такое. Дело не только в том, что темпы снижения численности здешних аборигенов столь велики, что порой создается впечатление, что их землю явно готовят для чего-то другого. Но еще и в том, что мало кто у нас воспринимает государство всерьез — выключишь телевизор, и как будто нет его. В реальном мире ты имеешь дело не с государством, а с отдельными людьми. С которыми всегда можно порешать ко взаимному удовольствию, которые при этом с тобой разговаривают на твоем языке, а не на государственном, а к государству относятся примерно так же, как и ты.

И поскольку оно как бы «не совсем настоящее», его и воспринимают как что-то временное. Которое ненадолго. Поэтому даже вести речь о вступлении с ним в конфликт в этих серых дебрях старых обшарпанных многоэтажек как-то сложновато…

Однако те, к кому никто не придет, чтобы их спасти, могут просто собираться с коллегами либо соседями на рабочем месте или во дворе дома. Чтобы узнать, какие проблемы беспокоят друг друга, чем они вызваны, какие навыки и ресурсы есть для их решения и чем можно друг другу помочь. В том числе и собраться онлайн — раз уж вокруг нас сегодня вирус социальной изоляции.

Вот такой площадкой мы и будем стремиться сделать наше издание.

One Reply to “Откуда есть пошел наш ресурс, или Что такое общинная журналистика”

Comments are closed.