Бои без правил. Главный тренд харьковского политсезона?

Бои без правил. Главный тренд харьковского политсезона?
Следы крови партийца Шария. Фото: ГУНП в Харьковской области

Уже не в первый раз вторая половина июня становится в Украине порой активизации праворадикальных политических сил. Нападение их несовершеннолетних последователей ночью 24 июня 2018 г. на лагерь сборщиков вторсырья за околицей Львова закончилось гибелью 24-летнего Давида Попа и ранениями еще четырех человек, включая 10-летнего ребенка. Прошлым же летом, когда еще не было известно, что изменится после выборов, активность временно поутихла.

В этом году предохранитель на применение насилия был снят обоими сторонами конфликта. После того, как 17 июня на Банковой митинговали от 500 до 1000 человек с символикой Партии Шария, произошло произошло несколько столкновений с «Национальным корпусом» в киевской подземке. В одном из них участники акции «за свободу слова» и «против бездействия власти» избили и залили перцовкой двоих националистов, в другом уже досталось как минимум одному стороннику популярного в антимайданных кругах блогера. Перед тем в митингующих под Офисом президента бросали яйца, бутылки с водой и камни.

Поскольку первая столица является как одним из базовых городов «политического юго-востока», так и исторической родиной азовского «белого вождя», происходящее здесь, пожалуй, имеет особое значение для развернувшегося противоборства.

Из харьковской партийной организации митинговать в столицу отправились около 200 человек на трех автобусах. В ночь перед митингом автобусы с активом Шария были примерно на час заблокированы «Нацкорпусом» на Полтавском шляхе. Днем одну из прибывших в столицу машин забросали камнями, разбив лобовое и боковые стекла.

То же самое произошло по возвращении в Харьков, вечером 17 июня на Холодной Горе.

Вскоре после этого спикеры региональных отделений «Национального корпуса» стали записывать видео с призывами устроить всеукраинский отлов шариевцев в отместку за побитых побратимов. К ним подключились и другие националистические группы вроде харьковского «Фрайкора».

Согласно заявлениям Партии Шария, их сторонников избивали в Полтаве, Виннице, Запорожье, Херсоне и других городах. Под партийный офис в Николаеве «Нацкорпус» принес гроб, а главу житомирской областной парторганизации сбил с ног и отпинал прямо в их офисе под видеокамерами легендарный в околофутбольном движении ветеран «Азова» с позывным «Сатана» (тот безуспешно попытался прыснуть ему в лицо из газового баллончика). Кроме того, разрисовывали и расписывали фасады зданий, где находятся помещения партии. Информации о задержанных за вандализм не поступало, в других случаях суды отпускали нападавших под домашний арест или личное обязательство.

У Нацкорпуса с Шарием нешуточные развалы 🥴

В ночь на 25 июня двое с битами едва не убили координатора Партии Шария в Харькове, ведшего колонну на киевском митинге. 28-летний Никита Роженко оказался в реанимации с черепно-мозговой травмой, сотрясением головного мозга, ушибом и ранами мягких тканей лица и головы. Позже его состояние стабилизировалось. По словам Анатолия Шария, за два часа до нападения пострадавший написал заявление об угрозе жизни со стороны начальника центрального штаба «Нацкорпуса» Максима Жорина и харьковского лидера «Нацкорпуса» Константина Немичева.

Фото: Анатолий Шарий

Блогер призвал усиливать безопасность партийного актива. Как сообщается, областные штабы сформировали план защиты от нападений, в офисах установлены сигнальные кнопки вызова охраны, партийцы вооружаются травматическим оружием для самообороны. Также Шарий заявляет о том, что к нападениям на его сторонников наверняка причастны Офис Президента, СБУ и МВД.

Фото: Анатолий Шарий

ОПЗЖ не только заняла сторону шариевцев (которых одни называют их конкурентами, а другие — их молодежным крылом), но и сама отметилась в битве за улицы. Нардеп от этой партии Илья Кива основал общественную организацию «Патріоти за життя» для охраны ее агитаторов на предвыборных митингах. В нее набирают спортсменов из клубов боевых единоборств.

Свое первое сражение «Патриоты» приняли 23 июня в селе Березное на Ровенщине, когда спортивные парни из всё того же «Нацкорпуса» пришли на открытие приемной мажоритарщика от «Слуги народа» Сергея Литвиненко. Как написал вчера близкий к ОПЗЖ новостной портал, борьба получилась зрелищной, но очень болезненной для воинов Кивы. По слухам, большинство спортсменов после такого столкновения отказались в будущем принимать участие в его акциях.

В националистических тематических сообществах сразу же после инцидента объявили сафари и на эту партию. За прошедшие пару дней успели атаковать ее офис в Кривом Роге, от чего немного пострадал фасад здания.

На 17:00 в четверг был анонсирован митинг «против ватного реванша» на Харьковской набережной. Около 200 представителей «Нацкорпуса» в присутствии двух десятков полицейских собрались под офисом харьковской парторганизации ОПЗЖ, хотя на окнах помещения еще накануне акции были вывешены объявления об аренде. Константин Немичев опроверг причастность своих людей к избиению политического оппонента:

«На мой взгляд, это или патриоты, которые живут у нас в Харькове… или переселенцы из Луганска, которые покинули свои дома. Одним словом, патриоты, которым это осточертело… Или сам Анатолий Шарий заказал этого активиста, чтобы попиариться на этом».

С вопросом о том, грядет ли еще более кровопролитная война, или стороны выпустят пар и перейдут к судебным тяжбам — подобно тому, как волна погромов таборов прекратилась после смерти Давида Попа — мы обратились к львовскому коллективу «Чорний стяг», получившему опыт атак со стороны НК еще в предыдущие годы:

«Сложно сказать. Вопрос насколько шариевцы верят в свою правоту. То, что это расколет население и будет нарастать ненависть с обеих сторон — это точно. Может даже привести к гражданскому конфликту, которым будут пользоваться внешние игроки.

Здесь другая ситуация. В этом государстве ромы никто, и они рады были, что хоть погромы прекратились. Либералы тоже схавали убийство. Если будут тяжело раненые или убитые с обеих сторон и эти стороны это простят, они потеряют расположение у электората и им нужна будет серьезная победа в ответ. Будь то тоже убийство, или запрет партии соперника, или посадка убийц. Хоть что-то, что могло бы стать отмазкой перед своим электоратом.

В партии Шария большинство простых людей, которые поверили в «новую идею». Они еще год назад котировали Зеленского и разочаровались, а потом снова разочаруются».

Изучающий же ультраправое насилие столичный журналист Сергей Мовчан придерживается несколько иного мнения. По его словам, более масштабной эскалации ожидать не стоит, так как сама идеология партии Шария подразумевает упование на государство вместо применения физического насилия:

«Думаю, у Шария есть бабло, есть люди, но нет силового ресурса для уличного противостояния. Так что на его представителей будут нападать и дальше, они будут писать в полицию, а та — терять дела. У них актив не боевой — ну, как КиевПрайд. 5000 человек охраняет 6000 полицейских от 300 правых.

Конечно они могут какой-то блок собрать. Но у нациков большой опыт уличной войны. Как выцеплять по одному после акций, закидывать молотовы, мобилизироваться. Думаю, Шарий это понимает и сейчас делает ставку на риторику «Нацкорпус = ИГИЛ, и их надо запретить». То есть легалистским путем идет».

Что же касается предвыборных настроений общества в целом, то здесь ситуация пока всё та же, как мы и прогнозировали месяц назад. Главред онлайн-издания «Капитал» Вячеслав Чечило добавляет на этот счет:

«Падение рейтинга Зеленского не запустило переформатирование украинской политической системы. Она просто возвращается туда, где она была до Зеленского. Разочаровавшиеся в «Слуге народа» не уходят к какой-то новой политической силе – они «пропадают», разочаровываются в политике. В стране снова есть масса людей, которые никого не поддерживают, не знают за кого голосовать и в целом не хотят иметь ничего общего с политикой. Теоретически, за этих людей должна была бы развернуться борьба среди партий. Однако никакой борьбы нет. Ведущие политические силы зациклились на обхаживании своих старых сторонников, окукливаясь и превращаясь в секты «для избранных». И их это, похоже, устраивает.

Единственный, кто демонстрирует какой-то прогресс – Шарий. Но цена этого прогресса (и финансовая, и прочая) весьма велика, а сам прогресс сложно назвать значительным. Шарий заметен, но он нишевый и из своей ниши пока тоже выпрыгнуть не может. Нужна ли стране еще одна секта? Судя по динамике рейтингов – нет».

Таким образом, можно говорить о двух одновременных и противоположных тенденциях. С одной стороны, пассионарность крайне правого политического фланга и связи с официальными силовыми ведомствами были и остаются его сильной стороной. В то же время, после спада соответствующей молодежной моды эта среда капсулируется и замыкается в себе — как и остальные сегменты украинской политики.