Эффект «Никольского». Как новый подземный коридор повлиял на деятельность уличных музыкантов

Эффект «Никольского». Как новый подземный коридор повлиял на деятельность уличных музыкантов
Конец весны: все начинают топать утром на работу в «Никольский», как на завод. Смотрят под забор и туда же идут…

Открывшийся полтора месяца назад ТРЦ «Никольский» стал первым крупным моллом в Харькове, который интегрирован с метро и находится рядом с ним. Если возле «Французского бульвара» общественный транспорт налажен не очень хорошо, то близ «Никольского» проходят сразу две ветки подземки, поэтому все живущие возле неё могут добраться до него в течение 20-25 минут. Таким образом, он может работать и без покупателей на автомобилях, парковка для которых спрятана под землю.

Пешеходный подземный коридор от станции «Площадь Конституции» до ТРЦ провели впервые в городе. О том, как теперь зарабатывают на этой локации с помощью своего творчества, нам рассказала харьковчанка Вероника Кулакова, регулярно играющая на гитаре у входа в переход:

«Как только открылся «Никольский», сразу набежала толпа людей. Поток достаточно сильно усилился, и очень многие люди дают неплохие деньги за музыку. Я считаю, во время карантина публика не особо тратилась, и теперь ей хочется больше новых впечатлений. Для уличного музыканта это очень хорошая возможность заработать побольше денег».

Также по теме: Женщины и дети, бороздящие просторы Харькова ища бесплатно перехватить, умеют стоять на своем.

Легко догадаться, что это связано с тем, что в ТРЦ идут именно за покупками, а не просто проходят мимо, как на других станциях:

«На Стекляшке людей много собирается, но там, как я видела, мало кидают. Если играть у главного входа в «Никольский», где сухой фонтан, скорее всего, охрана сразу прогонит. Но я видела укулелиста, который играл не очень далеко от главного входа, и его никто не гонял. И люди нормально кидали».

Также по теме: Драка безмасочника с копом и гражданское задержание. На чьей стороне харьковская общественность?

Обстановку внутри самого музыкального цеха в связи с произошедшими изменениями наша собеседница излагает так:

«У нас есть беседа, в которой мы можем забить место на любой станции, чтобы на это место никто не пришел. К «Никольскому» вообще не часто кто-то едет — кроме нас, там почти никто не играет. Обычно я играю со своей подругой, у нас что-то вроде группы. Но иногда, когда у нее не получается, я играю с другими людьми или сама. Учусь в музыкальной школе, но на другой специальности — по пианино.

Для меня уличная игра — это и досуг для души, и источник дохода, на который можно жить. Плюс в том, что ты не зависишь от работодателя. Но есть и минусы: например, ходит куча неадекватов, которое могут избить или отобрать деньги. За то время, что я играю — это около трех месяцев — у нас украсть деньги пытались один раз. И два раза пытались напасть. Нам помогали отбиться прохожие. В одном случае дело дошло до полиции.

На прошлой неделе к некоторым музыкантам начали подходить люди с липовыми удостоверениями и прогонять. Я точно не знаю чьими, потому что их показывают буквально на доли секунды. Но сотрудники полиции ничего против не имеют. По человеку видно, что к полиции он не имеет отношения. Продавщицы в киосках не всегда адекватные, но так как мы ничего противозаконного не делаем, они ничего нам не могут сделать».

В Европе часто так делают: к примеру, в Праге один из выходов метрополитена тоже ведет прямиком на первый этаж к магазинам торгового центра Palladium. Понизили бы еще стоимость проезда в метро по 8 — было бы в карманах больше свободных средств для поддержки уличных талантов!

Заодно рекомендуем ознакомиться и с нашим недавним обзором откровений о каторжных условиях труда и отношении к персоналу в харьковских полутеневых фирмочках.