Как живет Италия на тотальном карантине и что делают там украинские заробитчане. СЮЖЕТ

Как живет Италия на тотальном карантине и что делают там украинские заробитчане. СЮЖЕТ
Фото: Instagram

Пандемия может пошатнуть Евросоюз — более бедные страны блока чувствуют себя покинутыми на произвол судьбы в эти непростые времена.

Больше всех на партнеров по ЕС обижена оказавшаяся в эпицентре коронавируса Италия, где уже умерли больше 10 тысяч человек. С балконов никто больше не поет, в стране проявляются первые признаки недовольства, поскольку у людей закончились деньги на самые необходимые продукты. А впереди страну, которая первой заморозила свой бизнес, может ждать еще один грандиозный удар в виде экономического паралича и даже массовых беспорядков.

Что сейчас происходит на передовой войны с коронавирусом и как в закрытой Италии живут украинцы, узнавала «Страна».

На фоне экономической и гуманитарной катастрофы обостряется ситуация на юге Италии, где большая доля теневой экономики и традиционно сильны позиции организованной преступности (мафии). Дело в том, что люди, которые не были официально трудоустроены (а имели, в основном, теневой доход) не могут теперь претендовать на помощь государства в связи с вынужденной остановкой работы из-за карантина. И фактически они и их семьи оказались на грани голода.

«Мы хотим есть», — звучит то крик, то шепот, то гнев тех, кто требует и хватает продукты без оплаты, потому что не может за них заплатить. Потому что «как можно питаться, если у вас нет зарплаты?». И тогда «мне причитается, потому что я не виноват, что сижу дома». А ты, «ты, государство, ты мне должно отдать эти деньги, в противном случае у меня есть право хватать продукты с полок».

Поэтому ситуация в регионе становится взрывоопасной.

Об этом предупреждают службы госбезопасности и местные власти. 

«Внимание на юг, он может взорваться. Нужно действовать быстро, имеется риск для сохранения демократии. Необходимо распространить гарантированный доход», — заявил министр по делам южных регионов Италии Пеппе Провенцано в интервью «La Repubblica». 

“Существует опасность беспорядков и восстаний, спонтанных и организованных, прежде всего на юге Италии, где большая доля теневой экономики и всепроникающее влияние организованной преступности”, — цитирует римский корреспондент мадридской газеты ABC отчёты служб госбезопасности Италии политическому руководству страны.

По сведениям ABC, на Сицилии и в других местах юга Италии начинают раздаваться призывы к разграблению супермаркетов.

Причем этот процесс уже начинается: группы опустошают супермаркеты и аптеки, не расплачиваясь.

«Рядом с теми, кто переживает кризис в беспокойстве, но с достоинством, есть группы шакалов и профессиональных бунтовщиков, которые подталкивают к насильственным действиям, персонажи и группы, с гордостью заявляющие о своей причастности к мафии», — заявил Леолука Орландо мэр Палермо, на Сицилии.

Нарастает напряженность между богатым севером и бедным югом, считающим себя обделенным во время карантина. 

В массовом сознании уже закрепилось представление, что все  находятся в длительном заточении, чтобы сдержать заражение. А без денег трудно сидеть дома.

«Это касается тех, у кого есть работа, но они еще ни евро не получили от Фонда гарантирования выплаты зарплаты; тех, у кого работы нет; армии тех, кто работает вчерную и не может больше выполнять заказы, чтобы как-то сводить концы с концами. Попробуйте объяснить, что требуется время на принятие мер, а потом они наверняка увидят по телевизору «этих, из правительства», которые говорят, что «никто не потеряет работу», и это выводит их из себя. Потому что наступил уже конец месяца, у кого-то зарплата есть, а у кого-то нет. Кому-то нужно платить за аренду, но его компания закрылась с момента введения чрезвычайной ситуации из-за коронавируса. А следовательно, ему трудно платить и зарплату своим сотрудникам. Вот она, цепочка отчаяния.

Теперь отправимся в Палермо и тоже зайдем в супермаркет. «У нас больше не осталось ни евро, мы так не протянем еще одну неделю», — говорит житель Палермо в видео, где он требует от премьер-министра Конте немедленного принятия мер, иначе «вспыхнет революция». Теперь — в Бари, посмотрим на хронику происшествий. Малиэлиза, хозяйка небольшого дела: «Я больше не выдерживаю, я банкрот, нас морят голодом». Тех, кому было трудно дотянуть до конца месяца, теперь можно увидеть в числе сотен тысяч счетов НДС: «Нам уже не хватает денег даже на пропитание», — истошно кричат они. В программе «Гиены» (Le Iene) показали видеозапись, где три человека перед банком в Бари кричат от отчаяния: «Мы остались без еды и без денег. Мой магазин закрыли 20 дней назад, на что мне жить?» Другая женщина говорит: «Прошу вас, зайдите ко мне, посмотрите. У меня больше ничего нет. Мне нужно есть».

История одна и та же. Малые и средние предприниматели, которым пришлось закрыть свои компании и которые еще не получили субсидии от государства. И, очевидно, что сбережений хватает не всегда. Поэтому в ожидании, пока правительство примет какие-то практические меры, эти люди хотят обратиться в банк за кредитом. В частности, эти семьи из Бари просят аванс: «Я плачу проценты за аванс, если мне дадут 50 евро, я плачу больше», — говорит предпринимательница. В этот момент один человек начинает кидаться чем-то в витрину.

На Facebook таких видео множество, они мгновенно распространяются по сети и рассказывают об эпизодах, подобных тем, о которых мы написали выше. «Пусть Конте скажет нам, когда поступят деньги из Фонда гарантирования выплаты зарплаты, когда поступит помощь тем, кому нечего есть. Когда? Они не должны говорить, что она поступит — в апреле, в мае — она нужна немедленно». Герой этого видео не выбирает выражений: «Если у итальянцев не останется денег на пропитание своих детей, они будут брать супермаркеты приступом, чтобы раздобыть себе еду. Они устроят революцию.

Учитывая все это, если правительство не примет меры как можно быстрее, останется только сводить счеты. Дело еще не дошло до массовых протестов, но возникают прецеденты, в каждом из них рассказывается одна и та же история. Супермаркет «Lidl» в Палермо осаждает около 20 семей. Полиция и карабинеры вмешиваются как раз в тот момент, когда продуктовые тележки наполнены и люди хотят уйти, не заплатив за товар. Попробуйте спросить у них: почему же вы больше не поете?» — пишет журналистка «Huffington Post».

«Восстание Юга»

Например, как рассказывает в своем Instagram живущая под Венецией телеведущая Жанна Бадоева, маски жителям этого региона раскладывают по почтовым ящикам. А вот на юге их на хватает.

Кроме того, южане рассержены на северян за то, что те привезли им вирус.  

«Случаев все больше благодаря народу, который приехал с севера страны в начале марта. Я живу в южном региона Калабрия, каждый день здесь — несколько десятков новых пациентов», — рассказывает «Стране» Елена Ласкова, которая несколько лет работает здесь семейным врачом. 

Докторов на юге тоже обделили — маски, защитные щитки и одноразовые халаты они покупают за свои деньги. 

«К нам на юг не доходит, так как северу Италии «нужнее», — говорит украинка. 

В то же время в Калабрии, по ее словам, социальная обстановка спокойнее, чем на Сицилии. 

«Магазины не штурмуют, люди не голодают. Дизель был 1,45 евро, теперь — 1, 31 евро. Свет и газ дешевеет на 13-18%. В Калабрии у многих огороды, особенно в сёлах в горах. Но есть и много таких, которые живут от зарплаты до зарплаты. Это хорошо, что в прошлом году малоимущему населению государство начало платить пособие reddito di cittadinanza. Если бы не это, то было бы хуже», — рассказывает Ласкова.

Вместе с итальянцами из-за карантина работу теряют и наши заробитчане — кто-то вернулся в Украину, кто-то пока остался и ждет, что будет дальше.

56-летняя Роксолана из провинции Брешия на севере Италии, самой «зараженной» зоны, уже 20 лет работает «баданте», няней и прислугой в итальянских семьях. 

«Было разное — поначалу и на улице ночевала, и обворовывали, и без работы оставалась. Но никогда у меня не было мысли вернуться назад — дома вообще беспросветно. Но теперь подумываю о возвращении. Из семьи, в которой я ухаживала за пожилыми сеньорами (получала около 1000 евро), меня уволили — их дети на карантине и сами смотрят за родителями. Да и я сама боялась, ведь моим старичкам — под 80 лет, они в группе риска, а я могла бы от них заразиться, как это было с Раисой Малышевой из Киева, которая тоже работала в Брешии, заразилась от хозяев и умерла. Живу я пока у подруги-украинки. На месяц-два мне еще хватит сбережений, а потом что? Ну, можно еще оформить пособие по безработице, но его не хватит даже снять комнатку. Пока я все же не уезжала домой — подожду еще, посмотрю по ситуации. Пока карантин, кажется, ничего не дал — люди как заражались, так и заражаются. Может, было бы еще хуже, если бы не закрыли страну, не знаю. А может, и так должны все переболеть, и карантин не очень помогает. Тяжело разобраться», — рассказывает «Стране» Роксолана. 

Украинка Галина Марчук тоже осталась в Италии, о чем теперь жалеет.

«Жалею, что не вернулась последним рейсом. 1 мая будет 21 год, как я здесь, но срочно надо возвращаться в родной дом. Я уже три недели в четырех стенах, еще немного и можно с ума сойти. В Украине тоже карантин, но на родине легче», — говорит Марчук.

Лишились работы во время эпидемии и заробитчане из Буковины Юрий Скрыпа и Глеб Пек, которых работодатель выставил на улицу в Милане, не заплатив (мужчины приехали в Италию по безвизу и работали там нелегально). Один из них служил в АТО, у него трое детей. В украинском консульстве в Милане им предложили вернуться в Украину за 500 евро, которых у них не было.

Украинцы шесть дней ночевали на вокзале, пока им не помог соотечественник Виталий Карпик, который работает в миланской службе доставки и ведет блог о Милане в соцсетях. Карпик забрал буковинцев с вокзала и пристроил у друзей-украинцев.

«Люди не побоялись, что у них может быть коронавирус и взяли их переночевать. Творить добро во время эпидемии возможно», — говорит живущая в Риме журналистка Марьяна Сороневич.

Украинская диаспора собрала им деньги на дорогу домой, и 28 марта они вернулись в Черновцы.

Дивіться до кінця в в мене без слів .Чим зможу хлопцям допоможу ….Будьмо людьми .Попробую прсидити їх до моїх друзів ..

Опубліковано Vitaliy Karpik Середа, 25 березня 2020 р.
Украинец Виталий Карпик из Милана в разгар эпидемии помог соотечественникам, которые приехали по безвизу, их кинул работодатель и они шесть дней жили на вокзале

Потеряла работу и 29-летняя Наталья Свердюк, работавшая официанткой в одном из римских ресторанов. 

«Нас уволили, сижу дома. Хозяйка говорит, что за месяц карантина потеряла 25 тысяч евро, и не знает, откроется ли после карантина. Доставка тоже не идет — многие сейчас готовят дома и боятся заказывать еду, которую непонятно кто готовил. Хотя правительство вроде обещает помощь малому и среднему бизнесу. Тем, кто лишился работы, дают рассрочку по кредитам на полтора года. Когда карантин окончится, не знаю, чем буду заниматься, до этого дня надо еще дожить», — признается нам Свердюк. 

По ее словам, она выходит только в магазин, где обычно стоит в очереди около двух часов. 

«Закупаюсь я на неделю, примерно на сто евро. Все соблюдают дистанцию в два метра, все в масках и перчатках, внутрь запускают по несколько человек. Чтобы не стоять в очереди, нужно прийти за полчаса до открытия. В магазинах все есть, кроме дрожжей. Поэтому пиццу пеку бездрожжевую, делаю пасту. Это основной рацион, как у большинства итальянцев. Кстати, цены на продукты, в отличие от Украины, не повышали, наоборот, в некоторых сетях скидки. У нас в Риме ещё люди продолжают гулять на улице. В супермаркет по 10 раз на дню ходят. Собачники с утра до ночи гуляют. Хотя меня несколько раз останавливали и проверяли бумагу, где указана причина, по которой ты вышел на улицу. Говорят, уже 100 тысяч оштрафовали», — говорит девушка.

Некоторые протестуют против карантина.

«Мы живем в Милане. Моя дочь — подросток, и это, конечно, полная дикость — находиться взаперти. Прямо скажем, на психику оказывает не лучшее влияние. Ну а настоящие катастрофы — экономические — еще ждут. Пугают всех вирусом, публикуют недостоверные данные смертности — включая смертность вообще, а не с этим диагнозом», — написала в Instagram Анастасия Кнут.

А тем временем итальянцы отмечают и позитив: с начала карантина вода в каналах Венеции стала прозрачной, чего не помнят старожилы, а с исчезновением толп туристов в Италии стало легче дышать, особенно воздух очистился в области Паданской равнины (на севере страны), где одна из самых загрязненных атмосфер в Европе.

У многих миланцев аллергия и слезятся глаза. Теперь, говорят эксперты, эта проблема исчезла. 

«А вообще итальянцы до эпидемии были очень разбалованы — из-за популярности страны среди туристов цены очень завышены, Италия — одна из самых дорогих стран ЕС. И при этом в Венеции, например, все жаловались, как устали от туристов. А теперь, когда рестораны, отели и сувенирные лавки закрылись, венецианцы плачут, ведь туристы их кормили. Поэтому после эпидемии, возможно, Италия станет доступнее для путешественников», — полагает украинка Свердюк.