«Бідність — теж різноманіття?» По ту сторону «ХарьковПрайда» и шумихи вокруг него

«Бідність — теж різноманіття?» По ту сторону «ХарьковПрайда» и шумихи вокруг него
Организаторка акции Анна Шарыгина (слева) и её пара Вера Черныгина
Фото со страницы первой

Краткий политологический расклад из семи тезисов по одному из самых скандальных харьковских мероприятий текущего сезона, в прошлом году проходившему в формате автопробега из-за карантина. Публикуем на дискуссионной основе.

1. Украинской полиции важно показать всем, что и после отставки всесильного министра улицы контролирует именно она. Поэтому марш ЛГБТИК-движения должен состояться и пройти под её охраной, с ультраправыми контрдемонстрантами проводятся профилактические беседы, а особо непонятливых могут и запаковать на пару часов.

2. В силу того, что данное движение носит хипстерско-правозащитный, а не боевой характер, самостоятельно защищаться от насилия оно не способно. С другой стороны, полиция — часть государства, стремящегося в Европу, а в Европе ЛГБТИК-шествия защищены. Так что для преследующих либеральные цели государственной легализации дружба с фараонами и усиление полицейской составляющей режима — вещь полезная.

3. Главными заинтересованными в проведении прайдов субъектами являются профильные организации, для которых такое событие — дело грантовой чести и залог комфортного существования на некоторое время. Создание маршем ажиотажа в СМИ — главное событие года для отчета перед спонсорами. Без возможности спекулировать на имидже жертв агрессивного социума смысл такой деятельности исчезнет.

4. В случае с KharkivPride такой организацией выступает женская ассоциация «Сфера», содержащая комьюнити-центр PrideHub на переулке Подольском, финансируемый Национальным демократическим институтом США и британским посольством. Деятельность у них бурная и разносторонняя: поддерживать митинги «Аваков — черт!» против посадки конторского недонацика — и готовить свои мероприятия в теснейшем партнерстве с харьковскими аваковскими подчиненными; топить за супруновскую медреформу с её тотальной экономией на медицине — и проводить специальную демонстрацию на 8 марта в поддержку женщин, борющихся с пандемией… Кстати, за прошедшее лето в харьковской глубинке имели место несколько выступлений медработниц из-за долгов по зарплате и массовых сокращений, однако солидарности со стороны прогрессивных жительниц Успешного они чего-то не получили даже в соцсетях. Так что и мероприятие, которому посвящен этот текст, фактически не сколько о защите прав ЛГБТИК-сообщества, сколько о неолиберальной идейной гегемонии и продвижении прозападного геополитического курса.

5. В преддверии Прайда ярость гомофобная вскипает по соцсетям как волна, но создающие её в подавляющем большинстве являются обычными обывалами или максимум кузьмичами, которые никого разгонять за пределами комментов не выберутся. Мотивация же выходящих «на захист сімейних цінностей» студентов и старшеклассников достаточно прозрачна: уличный прыжок на какого-нибудь алладина чреват, по меньшей мере, разборками с его соплеменниками, а то и ножом под ребро от самого атакованного — тогда как радужная публика ограничится заявлением в полицию, на чем всё и закончится.

Делегация PrideHub во вторник требует под ГУНП расследования преступлений на почве ненависти. По их словам, на их офис за год нападали около 15 раз — закидывали яйцами, обливали кровью и мочой, причем полиция ни одного дела не расследовала. Либеральные холуи режиму тоже нужны, но праворадикальные все-таки полезнее. Фото из пабликов

6. Упование на силу закона в ультраправой системе ценностей воспринимается вполне однозначно: как слабость. Слабых же, в рамках этих понятий, полагается бить и добивать. Возможно, определенная часть прайдовской массовой базы (креативного среднего класса и школьниц-тиктокерок) со временем начнет выступать за равенство не только по сексуальной ориентации и гендерной идентичности, но и в политико-экономическом плане, т.е. за социальную революцию — однако произойти это может только под влиянием тяжелых материальных лишений и/или националистического прессинга. Очень точно на этот счет высказался один немолодой уже американский анарх:

«В разных формах идеология виктимизации, пронизывающая феминистский дискурс, может быть также обнаружена в движении за права геев, национально-освободительном движении, движении против расовой дискриминации, рабочем движении… Все движения за частичное освобождение определяют индивидов через их социальные роли. Как следствие, они не содержат в себе обращения перспектив, которое, наоборот, разрушает социальные роли и позволяет строить опыт на основе наших собственных страстей и желаний; в действительности указанные движения работают даже против такого обращения. Таким образом, эти движения и идеологии действуют в одном направлении — предотвращения возможности крупного мятежа против всякой власти и любых социальных ролей.

Настоящий мятеж никогда не будет безопасным. Те, кто предпочитают определять себя через свою роль жертвы, никогда не рискнут присоединиться к всеобщему бунту, ведь он будет угрожать безопасности их роли. Такое восстание, конечно, частично подпитывается и гневом, но не тем резким, скрипучим гневом жертвы, оттененным обидой и разочарованием, в котором находят мотивацию феминистки, движения за равные права, за права геев и прочие, «требуя» от власти предоставить им «права». Скорее, речь должна идти о гневе наших желаний, сбросивших цепи, о полноценном и открытом возвращении того, что прежде было вытеснено и подвергнуто репрессии. Но в первую очередь основами всеобщего восстания будут дух свободной игры, радость приключений и желание исследовать каждую возможность насыщенной жизни, в которой общество пытается нам отказать. Для всех нас, стремящихся жить полной и свободной жизнью, остается в прошлом время, когда мы могли жить подобно пугливым мышам в стене…»

Потенциальных возможностей для такого всеобщего восстания нынче много как никогда раньше. Земля, тарифы, не считающее подчиненных за людей начальство, разрушение природной среды и общественных пространств, сокращение доступности здравоохранения и обучения — вот лишь неполный перечень поводов, берясь за которые можно приобретать навыки и создавать инфаструктуру для достижения такого порядка, где все мы сможем жить в соответствии со своими мечтами и потребностями, ограничиваясь только свободой других. Достаточно лишь включить немного фантазии, а не плестись в хвосте за подмусаренными консерваторшами.

7. Помимо всего прочего, ЛГБТИК-сообщество сильно рискует ставя себя по одну сторону с силовиками: о нем уже не первый год складывается представление как о группе, особо опекаемой и оберегаемой властями. И тогда возможные антиполицейские волнения после очередного Кагарлыка могут быть опасны в том числе для тех из его числа, кто с его «официальными» фигурами никак не связан.

Какой-то змей

One Reply to “«Бідність — теж різноманіття?» По ту сторону «ХарьковПрайда» и шумихи вокруг него”

Comments are closed.