В харьковском метро, где больше месяца живут люди, начались социальные проблемы

В харьковском метро, где больше месяца живут люди, начались социальные проблемы
Ежедневный лагерь на станции «Героев Труда»

С первого дня российского вторжения в харьковской подземке прячутся от нескончаемых обстрелов и бомбардировок. Кто-то только проводит там ночь, иным вообще некуда больше идти. Несмотря на антисанитарные и просто некомфортные условия проживания, это всё же лучше, чем смерть, которая на поверхности ждет с гораздо большей вероятностью. Гуманитаркой их снабжают хорошо налаженные волонтерские сети.

Если считать, что на одной станции может жить пусть даже 500 человек, получается 15 тыс. на весь город. Такая себе огромная хиппи-коммуна, большую часть в которой составляют женщины и дети.

Поэтому призывы властей быстрее возвращаться всем на работу остаются лишь словами из-за транспортного паралича. Велоинфраструктура в Харькове не развита, автобусы и наземный электротранспорт на маршруты выпускать слишком опасно, т.к. очереди будут стоять посреди улиц. Личное авто есть далеко не у всех, и при нынешних ценах на топливо ездить на нем на работу не имеет смысла — доходы упали в разы, а у многих и умножились на ноль.

«По крайней мере на некоторых станциях метро уже сформировалась неблагополучная социальная среда. Подростки распивают алкогольные напитки, какие-то странные личности задают вопросы в стиле: “Что вы здесь забыли?” И вообще, выглядит это все так, будто там собрались неблагонадежные слои общества. Проще говоря, бомжи и бездельники захватили метро. Подчеркну, что я не называю так всех, кто там находится. Говорю лишь о том, что такие инциденты имеют место быть, — заметил неделю назад харьковский урбанист и айтишник Павел Храмов. — За месяц уже можно было бы привести бомбоубежища в хорошее состояние и переместить людей из метро туда. Но даже с Северной Салтовки людей не перевезли. Мой папа этим занимается. Там просто брошенные люди сидят. А Карсаны в это время юзаются, чтобы подвозить тех, кто будет сажать цветочки… Как бомбоубежище оставить метро — ОК, не вопрос. Начались обстрелы, все пошли в метро переночевать. На каждой станции с одной стороны поезд стоит, с другой ездит с большим интервалом. Но те, кто там живет неделями, могут быть спокойно эвакуированы. Метро — не единственное безопасное место в Украине».

Смотрим по теме: Дети подземелья. Гуманитарная помощь живущим в харьковском метро опирается на широкую поддержку.

Ни кроватей, ни спальных мест нет до сих пор

Смотрим по теме: «Каждый вправе управлять своим городом». Что обещали Харькову на День местного самоуправления.

По словам Павла, на многих подвалах домов до войны висели замки, а после вскрытия они оказались непригодными для жизни. Поэтому одни массово рванули к соседям, у кого подвалы получше, а другие отправились в подземку. И хотя сегодня можно было бы привести в порядок локальные подвалы, чтобы люди не бегали в метро, а хотя бы ходили в соседний дом, этого не делается.

Доходит до абсурда. «Просили трубу в подвале поменять 10 лет, там бомбоубежище, никому ничего не надо. А недавно там рвануло отопление, никто трубки по всем инстанциям не брал, сами искали сантехника, который за городом, и он по телефону говорил простому человеку куда и что крутить, чтобы перекрыть отопление, иначе уже штукатурка сыпаться начала. А он все трындит ходит ни о чем и цветочки дарит», — пишет Роман Кузнецов в группе «Альтернативный Харьков».

«Отлично работает эвакуация поездами хотя бы в Полтаву, там сейчас очень хорошее снабжение и от Красного Креста, и от городских властей. В школах и садах селят, дают матрасы-одеяла, пособия платят 2000 ежемесячно. Это что, хуже, чем сидеть в метро и ждать, что волонтеры все принесут? Волонтерам в Харькове гораздо сложнее добывать необходимое для этих людей, — рассказывает сама волонтерящая на гумпомощи ландшафтная дизайнерка Ольга Лакиза. — Я вообще не понимаю, почему Терехов не решит вопрос эвакуации более решительно. Всем, кому страшно и кто пассивен, кто опустил руки сидя в метро, надо помочь уехать. Иначе это сильно большая нагрузка на метро и волонтеров. И еще важный аспект — надо вовлекать и самих людей в решение их проблем. Когда люди «сдаются» на чье-то попечение, они становятся апатичными и капризными в лучшем случае, в худшем — агрессия, алкоголь и т.д.»

«На Холодной горе много очень мутных элементов живет. До войны не работали, а сейчас живут, как у бога за пазухой, — добавляет другой очевидец Александр Подорожный. — Днем промышляют, а вечером бухают, кормят там, что ещё нужно?»

Муниципалитет не намерен решать большинство реальных проблем населения Харькова даже в чрезвычайных условиях. Социальные службы до войны работали так себе, и оказались совершенно не готовыми для таких нагрузок. Именно поэтому потребности тех, кто не может выехать и нуждается в помощи, закрывают волонтеры, которые сами формируют эти списки. Чиновники же пиарятся на раздаче гуманитарки, и им весьма выгодно, чтобы люди оставались в городе.

И показывают всем, какой Харьков крутой: смотрите, там даже под обстрелами листву в парках подметают! То есть, реальные бытовые проблемы не решаются, зато картинка благоустроенного города остается. В этом их довоенная философия нисколько не изменилась — только лишь заиграла новыми красками.

Напоследок предлагаем также посмотреть публиковавшиеся нами кадры систематического разворовывания гуманитарных продуктов на пунктах раздачи «Новой почты».

Если кто еще не видел, напомним также о нашем мартирологе в память о тех, кто пожертвовали жизнью ради выполнения волонтерских задач под бомбежками Харькова.